Here I Stand – Европа на кону!

Here i Stand

Прошедшие выходные принесли партию в Here I Stand, она же ХИС. К моему глубочайшему сожалению сам я присутствовать не мог, но к счастью нашелся человек. который любезно  разрешил разместит свой отчет о проделанной работе. Слово камраду BioDred, с моим послесловием

Краткий пристрастный отчет о сегодняшней партии в ХИС. Прошу извинить за возможные неточности – мемория флагелум эст, как говорится…

Кое-где в альтернативной Европе начала 16-го столетия…

- Не хочууу!!! – орал Карл Габсбург, упираясь парчовыми туфлями и цепляясь за бесценные гобелены, – Не буду! Опять на сорок три фронта воевать! Ни за чтоооо!!!
Надо, Вашличество… Надо…

Я не хотел играть за Габсбургов. По сравнению с традиционно понятными боевитыми Османами и маленьким, а потому коварным Папским анклавом это гигантское рыхлое государство, раздираемое внутренними противоречиями и окруженное многочисленными врагам казалось очень сложным и весьма проигрышным вариантом. Я не хотел этого сомнительного двухместного трона. Как оказалось – зря.

1 Ход. Османы традиционны до зубной боли – зеленые штандарты с полумесяцем топчут венгерскую землю, направляясь на север. Карл, понимая, что на Сулеймана пока можно «забить», также разыгрывает классический гамбит в центре Европы – уводит у Франциска из-под носа симпатичный городок. Англичане протягивают жадные конечности к суверенной последние минуты Скотляндии… и огребают полномасштабный конфликт с Францией. Заклятые соседи вновь нашли друг друга… Папа ЖЖОТЪ. Да не абы чего, а Лютера. Буквально – уже и полешки разложены, и народ собрался, крики, поздравления, аплодисменты. Несчастный Реформатор трясется и лепечет «Стойте… погодите… Как же так… Нельзя меня сжигать…» «Это как же нельзя? – удивляется Папа – Ты ж еретик? Еретик. А стал быть все права еретика имеешь. В том числе право на мучительную смерть в очищающем пламени!» Вокруг уже наливают за упокой отдельно взятой Лютеровой души… «Не… Не по правилам!» заливается горючими слезами протестант (злые языки говорили, что залился он не только и не столько слезами, потушив костер по-пионерски). «М-да? Ну, раз не по правилам… Вали отсюда, место не занимай на костре!» Бледный как привидение Лютер исчезает в толпе. Папа грозит ему факелом, бормоча что-то о круглой Земле и темных переулках.
С грехом пополам идет Реформация по Европе. Девять городов сумели разобрать каракули Недожаренного Лютера и даже прониклись его идеями.
Сулейман, радостно потирая лапки, обносит Карла на одну карту. Философски вздохнув («Не виноватый я, оне сами начали»), Карл отправляет мешок золота персам на оранжевую революцию. На предмет поправки бюджета в Новый свет ломанулись искатели приключений, завоеватели, исследователи и прочие бездельники Испании, Франции и Англии.

Ход 2. Недобрые турецко-подданные коварно останавливают наступление на Балканах, всей своей немалой силой обрушиваясь на рыцарей Иоаннитов и мятежных персов. Потихоньку отстраивается турецкий флот.
Габсбурги приуныли – финансы поют романсы, т.е. денег на политику и нет почти. Все вкачивается в наемников, флот и исследования нового света. Из колоний шлют восторженные отзывы и победные очки, но не финансовые средства. Случается кругосветка, но профита в виде дополнительных карт оттуда тоже не привезли. Одно радует – у остальных конкистадоров дела не лучше. Англия изнемогает под натиском шотландцев и французского флота. Но под шумок Гена получает-таки развод. Катя Арагонская кидается плакаться к Карлу, тот открывает кошелек, печально провожает взглядом исхудавшую моль и тяжело вздыхает – денег на кровную месть в этом году в бюджете не заложено. Под протекторат Франциска переходит Генуя и известный флотоводец Андреа Дориа. В Париже празднуют, строят шато и предаются изнеженности нравов. Папа Лев №10 издевательски размахивает факелом под окнами Лютера, захватывает город на итальянском сапоге, спохватывается, что должен был помереть еще в конце прошлого хода и дает дуба. Его преемник потихоньку мается архитектурой (базилика Св. Пети обретает хотя бы фундамент), ведет вялые дебаты с протестантами, но зараза ревизионизма шириться на германских землях. Лютер, нервно оглядываясь, садится за перевод библии на европейские языки.

Ход 3. Османы наглеют и отправляют Барбароссу в дерзкие пиратские набеги на мирных Габсбургов (- 1 карта). Одновременно с этим стольный град Буда подвергается осаде, жестокому разграблению, облагается матом и налогами. Император Карл не может стерпеть такого оскорбления: отстроенный испанский флот выходит на просторы Средиземного моря и объединяется с прозревшим и прикинувшим свою выгоду Андреа Дориа (Генуя переходит под контроль Габсбургов); Барбароссу настигает неотвратимое возмездие – он брошен в мрачный каземат и вынужден общаться со следователями по вопросу сокрытия нетрудовых доходов; осаждающий города Южной Франции Карл («Франциск, ты не прав! В двух шагах от победы на третьем ходу – правильные европейские пацаны не поймут!») внимательно изучает сводки с восточного фронта, готовясь к своему излюбленному своему маневру «Не ждали?!».
Франциск штурмует и захватывает Кале. Эскапада с захватом Папской Флоренции силами Генуи проваливается. Франц пытается отмазаться, но Папа суров и бескомпромиссен – отлучение! Грызня между англичанами и франками на море и на суше не утихает. Генрих обзаводится таки наследником – болезненным мальчиком Эдуардом – и получает законные 5 ПО. Шотландцы держаться за свой суверенитет как за самое дорогое. Реформация набирает обороты – Германия становиться протестантской.
Сулейман отвергает концепцию пиратства и устремляется на штурм Вены. Внезапный Карл настигает его и бьет с тыла. В генеральном сражении под стенами Вены турецкие янычары повержены и рассеяны. Сулейман перестукивается в тюрьме с Барбароссой. Ибрагим-паша нахально отказывается платить выкуп за любимого султана и захватывает трон, гарем, казну и Роксалану. Неудачи продолжают преследовать османов: Буда отбита у турков Карлом. Как достойное завершение успешного хода – заморские колонии Испании вняли матюгам из метрополии и стали слать не только отчеты, но и деньги (+ две карты). Запомнился еще грустный Магеллан, не успевший совершить кругосветку и приплывший в устье реки Св. Лаврентия («Я нарекаю эту землю… странно, табличка какая-то… Сэвэ Ла-врэ-нти-и… тьфу ты, и тут опоздал!»)

Ход 4. Шмалькальденская Лига стала историческим фактом. Папа, померший и воскресший в очередной раз аки Феникс-птица, признал в Карле скрытого протестанта, шахида-камикадзе и Врага рода человеческого. Дескать, добрый христианин в двух шагах от победы быть не может, если он – не Папа, конечно. На призыв «Бей гишпанцев – спасай Европу!» откликнулись только Османы. Собрав нехилый флот из 4 эскадр и 2 пиратских шаек, турки приготовились мстить всем встречным и поперечным. Вторгшись в западную часть Средиземного моря, Османы снесли встретившуюся одинокую эскадру Габсбургов, награбили 2 ПО и совсем было обрадовались, но тут с севера подошли главные силы Карла под командованием Дориа. Дружеский мордобой завершился со счетом 3:2 не в пользу турок. Остатки флота Порты исчезли на востоке.
Тем временем на севере Африки идут тяжелые бои: экспедиционный корпус герцога Альбы, высадившийся в окрестностях Алжира, попадает в янычарскую засаду. Несмотря на численный перевес, османы проигрывают и запираются за воротами Алжира. Но спасения нет и за стенами города – защитники мрут как мухи, а осаждающие не убавляются в количестве (феноменальный дизлак у турок – ни единого удара не прошло за три комбата). Алжир, истекающий кровью, пал под ударами блистательного испанского воинства.
Англию продолжают терзать Французы и Реформация. На границе с Шотландией гремят жестокие бои. Франциск наголову громит Генриха, но ощутимого профита это не приносит – сил и средств на взятие городов не остается. Хапнув один из городов Карла, Франц понимает, что дальше трепыхаться бессмысленно, тем более, что с Папой взаимопонимание не достигнуто и отлучение действует. Гадский Папа отлучает теперь и Карла, вызывая крестьянские волнения в районе Барселоны – впрочем, быстро подавленные верными императору войсками. Османские пираты находят бесславный конец под пушками крепостей Венецианского союза и Габсбургов (два корсара – две крепости –две 6-ки). Протестанты спешно крепят оборону (Папа, кстати, тоже – в панике собирает в Риме всякий сброд в качестве наемников, опасаясь неминуемой Карловой мести), но поздно – Карл, выждав момент и истощив ресурсы оппонентов, бросается на юное неокрепшее государство аки коршун. В короткие сроки три курфюршества пали, отбросив протестантов от вожделенной победы и утвердив Императора Карла в качестве Владыки Всея Европы, Левыя и Правыя.

Итог:
1 место – Габсбурги с большим отрывом;
2 место – Папство (вроде бы);
3/4 место Франция/Протестанты (мы там уже в конце не сдвигали протестантов назад за потерю курфюршеств)
5 место – Англия;
6 место – Оттоманская Империя.

Игра за Габсбургов оставила положительное впечатление. Мое предубеждение оказалось совершенно напрасным.

Вот такая динамичная партия вышла, что характерно закончилась не по тайм-ауту (время игры, увы мне неизвестно), а судя по всему по автоматической победе. Есть подозрения, что мы потихоньку подходим к черте о которой говорят многие опытные игроки в ХиС – Габсбурги самая сильная сторона и остановить их весьма непросто. Однако в ХиС я готов играть даже проигрывая, ибо эта игра того стоит!

Рассказать другим:
Digg Google Bookmarks reddit Mixx StumbleUpon Technorati Yahoo! Buzz DesignFloat Delicious BlinkList Furl

Отзывов (2) на «Here I Stand – Европа на кону!»

Трекбеки отключены.

  • TTK:

    Отчет порадовал.
    Спасибо.

    Карл V – адский молодца.

    P.S. Как только вам раундов хватило на осаду всех этих Курфюршеств?

  • а леший их знает. Хватило, Карла был в ударе, а подагры на него не нашлось, судя по всему.